Лечение обсессивно-компульсивного расстройства

Терапия ОКР дает положительные результаты в 78% случаев уже в первый год лечения. При этом лекарствам здесь отводится второстепенное значение, основной упор делается на длительную и грамотную психотерапию.

Фармакотерапия

В схеме лечения применяются в первую очередь серотонинергические антидепрессанты (флуоксетин, флувоксамин, эсциталопрам, пароксетин) курсом не меньше 6 месяцев.

Для кратковременного снижения остроты симптоматики возможно применять транквилизаторы (преимущественно бензодиазепинового ряда: феназепам, лоразепам), «малые» нейролептики: тералиджен, хлорпротиксен, эглонил). Когда симптоматика усугубляется сложными ритуалами или насыщенным аффектом (например, при навязчивом воспоминании или самокопании), назначаются антипсихотики (кветиапин, оланзапин, рисперидон).

Психотерапия

Основой психотерапевтической методикой в лечении обсессивно-компульсивного расстройства является когнитивно-поведенческая психотерапия, направленная на разработку стратегий преодоления иррациональных установок, являющихся ядром формирования невроза. Гипотеза заключается в том, что симптоматика является результатом неверного научения, закрепившегося в модели поведения.

Основные механизмы формирования ОКР, с которыми предстоит работать психотерапевту:

Избегающее поведение

Развивается в ответ на негативный опыт, приобретённый в определенной ситуации, в контакте с определенным объектом. Человек не уверен, что сможет справиться с ней опять, поэтому прилагает все усилия, чтобы избежать ее повторения в будущем. Например, человек, единожды высмеянный за по-невнимательности не застегнутую ширинку, постоянно перепроверяет эту часть своего гардероба, даже если на нем тренировочные штаны без застежки.

«МИСТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ»

«Мистическое мышление»

Это часть культурного наследия, передающаяся в приметах и поверьях из поколения в поколение. Так, рассыпанная соль предвещает семейную ссору, предотвратить которую можно только бросив щепотку через левое плечо. И в самом деле, этот незамысловатый ритуал дает чувство спокойствия и неуязвимости перед злодейкой-судьбой. Даже вежливое «будь здоров» в адрес чихающего человека должно исцелить от начинающейся простуды или сезонной аллергии. Умом каждый понимает, что не в его силах избавиться от икоты, переслав ее заговором на Федота и Якова, но привычка уже выработана и остановиться не так-то просто. А некоторые сами создают себе действующие ритуалы и приметы. Например, люди воспроизводят свои поступки, как в тот день, когда выиграла их любимая спортивная команда, чтобы им и впредь везло, потом делают это, чтоб с ними не случилось ничего плохого, потом делают это, потому что не могут не делать. И вот — судьбы целого мира зависят от того, сколько именно глотков воды сделает утром человек, страдающий ОКР.

Мысль материальна

Под этим лозунгом проходят все мотивирующие тренинги и семинары по позитивному мышлению. И он может привести к успеху, если трезво его интерпретировать. Нем заключается призыв настраивать себя на жизнерадостный лад, стремиться к душевному комфорту и не тратить время на печальные размышления. Но никак не предсказание, что даже самая нелепая мысль, ненароком забредшая в сознание, превратиться в ужасную жизненную катастрофу, виноватым в которой будешь именно ты. Каждого иногда посещают мысли, о которых лучше не рассказывать, и в норме они сразу же отвергаются и забываются нами. Только если она не грозит потенциальной материализацией. Тогда, в попытках прогнать ужасного «монстра», мы снова и снова возвращаемся к ней, продумываем в мельчайших деталях, делая ее только оформленней и сильнее, а значит, еще более пугающей. И вот вместо усталой мысли молодой матери, измученной неделей без сна из-за режущихся зубок малыша «Лучше б ты никогда не родился», появляется навязчивое размышление о том, как можно случайно навредить младенцу, попасть в тюрьму, заболеть там туберкулезом и быть похороненной в безымянной могиле с другими детоубийцами.

Страх неопределенности

Неверие в собственные силы перед лицом враждебного мира, заставляет человека искать поддержки высших сил. Установка «ничего плохого не произойдет, пока я делаю это — до сих пор ведь не произошло» так же неверна, как и «все, кто когда-либо умирал, пили воду, значит – вода убивает». Но даже при анализе ситуации пациент нередко встает перед выбором: либо совершение ритуала и возможная протекция извне, либо отказ от привычки и гарантированное отсутствие помощи высших сил. В таком случае, даже мучительная сортировка еды в холодильнике по алфавиту и цвету может показаться незначительной платой за спасение.

Преувеличение опасности

Наблюдая за воспитательным процессом, часто можно заметить как родители, опасаясь за сохранность чада, используют в порыве заботы безобидные предостерегающие установки «не беги — упадешь», «не ешь это — живот заболит», «не снимай шапку — простынешь», используя в качестве назидания самый негативный вариант событий. Как правило, малыш либо прекращает потенциально опасную деятельность, либо продолжает есть песок, но не до боли в животе, а до того момента, как мама вытащит его из песочницы. Если же действие обернулась на самом деле негативными последствиями и при падении не удалось отделаться синяком на коленке, а дошло до разбитого носа, окровавленной футболки, испуганного крика матери, детское впечатление может перерасти в действительное убеждение, что даже за самым простым действием кроются непредсказуемые, но катастрофические последствия и, садясь в автомобиль, лучше десять раз перепроверить застежку ремня безопасности, потому что «не води не пристегнутым — умрешь».

ПЕРФЕКЦИОНИЗМ

Перфекционизм

Часто от детей ждут, что они вырастут идеальными, ведь столько сил, нервов и денег было вложено в их воспитание. И даже повзрослев, они продолжают чувствовать этот священный долг — не разочаровать весь мир. В ответ же они ждут того же от мира: чтобы тарелки были расставлены по размеру, чтобы книги расставлены по алфавиту, чтобы ингредиенты салата лежали в тарелке по цвету.

Низкая толерантность к разочарованию

Заставляет либо перепроверять сделанное, либо не делать вовсе и всем силами избегать неприятной ситуации.

После обсуждения ошибочных суждений и совместной выработки стратегии преодоления, возможно проведение эмоционально-стрессовых тренингов, когда пациент провоцируется на компульсивные действия, а куратор дает жесткую установку к игнорированию позыва на их выполнение. Целью этого тренинга является научение «удерживать» влечение, и контролировать внутренний дискомфорт, не позволяя тревожным мыслям завладеть сознанием.

Самое важное помнить, что выбор хорошего психотерапевта — половина успеха. К сожалению, в отечественной психотерапии остается достаточно простора для спекуляции этим понятием, потому как свое развитие эти методы получили относительно недавно. Этим пользуются и недобросовестные «врачеватели», которым браться за длительную терапию столь серьезного заболевания, как ОКР, не позволяет квалификация. Тем более что в лечении могут возникать «острые углы», как, например, панические атаки или трансформация фобии при неверной терапевтической тактике.